Экономическое развитие

Вторая волна пандемии и неопределенное будущее – как жители Армении переживают кризис

Жители Армении, как и других стран мира, пострадали в результате пандемии. Кроме того, страна переживает также последствия обострения конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Программа развития ООН (ПРООН) помогает наиболее нуждающимся в поддержке. В репортаже, подготовленном нашими коллегами из ПРООН, рассказывается о том, как в Армении справляются с кризисом. 

Ила Товмасян – бывшая жительница Сирии армянского происхождения. В 2015 году она с детьми переехала в Ереван, спасаясь от сирийской войны, которая отняла у нее мужа. В Армении Ила устроилась работать портнихой, а когда началась пандемия, женщина осталась без работы: за неимением заказов ателье закрылось. Стало нечем платить за съемную квартиру, которая стоит двести долларов в месяц. «Как же теперь жить, если нет работы?» – задается риторическим вопросом Ила. 

Из-за пандемии в Армении пострадали многие предприятия среднего и малого бизнеса. Согласно опросу, проведенному сотрудниками Программы развития ООН, кризис сказался на 82 процентах малых предприятий. Среди потерявших работу женщин больше, чем мужчин. 

Вся семья Илы почувствовала на себе последствия пандемии, каждый по-своему: 24-летний сын Акоп не может трудоустроиться в Амстердаме, где он живет; 19-летний сын Арам с началом карантинных мер потерял работу в одной из ереванских автомастерских; младший сын, 11-летний Гаро, никак не может привыкнуть к удаленному обучению, а 22-летняя дочь Вардухи скучает по мужу, которого пандемия застала в Финляндии. Молодожены не виделись уже десять месяцев. Муж Вардухи имеет вид на жительство в Финляндии, но в Армению, переживающей вторую волну заражений коронавирусом, приехать не может. И ее к нему не пускают: посольство приостановило выдачу туристических виз. «Дочь скучает по своему супругу, молодые, терпения нет», – объясняет Ила.   

Вардухи сочувствует младшему брату, которому трудно учиться «онлайн». По математике парень всегда был лучшим в классе, говорит она о брате, а сейчас, с началом пандемии, у него появились проблемы. «Я вижу, как он переживает, – говорит она, – я бы помогла, но он считает, что многое из предлагаемого материала ему просто не под силу».

Экономический кризис ощутили на себе не только жители столицы, в маленьких городках жизнь не легче. 30-летняя Гаянэ Акопян с мужем и четырьмя детьми живет в селе Мадан: двое детей учатся в школе, двое других еще малыши. «Магазины не работают, школы закрыты, садиков у нас нет. Дети целый день сидят дома», – рассказывает Гаянэ. 


Фото ПРООН-Евразия/А.БабаджанянМагазины не работают, школы закрыты, садиков нет. Дети целый день сидят дома.

Школы было открылись, но число новых заражений снова начало расти, и теперь неясно, будут ли работать учебные заведения. Гаянэ опасается, что дочери Манэ трудно учиться удаленно. «Лучше, чтобы они были в школе, – считает она. – Я не могу им объяснить материал так же хорошо, как учитель. Мне совершенно ясно, что дети должны ходить в школу». 

В октябре Гаянэ родила четвертую дочь – Милену. Она очень боялась заразиться коронавирусом, не снимала маску, но, к счастью, обошлось. Что касается финансовой ситуации, то с этим дело плохо – дохода они лишились еще до пандемии: муж работал на стройке, но был вынужден уйти из-за проблем со здоровьем. Они получают ежемесячное пособие от государства суммой в 36 тысяч драм – примерно 75 долларов. «Других доходов у нас нет, больше средств ждать неоткуда», – говорит Гаянэ. 

Семья 57-летней Сирануш Акопян из Гюмри, второго по величине города Армении, – в похожей ситуации. Вместе с мужем, 60-летним Робертом, невесткой и тремя внучками они живут в трехкомнатном «домике». Жилье возводилось как временное, чтобы расселить люде, пострадавших в результате землетрясения 1988 года, но прошло столько лет, а семья так и живет в нем. 

Сын Сирануш Арам работает водителем такси в России. Сейчас и там ощущается кризис, работы мало, люди боятся садиться в такси. Иногда неделями ничего нельзя заработать, а значит и семье в Армении приходится потуже затянуть пояса. «Иногда месяц ничего нет, а потом посылает, – рассказывает Сирануш о сыне. – Недавно дочери исполнилось десять лет, так он прислал 10 тысяч рублей (128 долларов). Мы купили ей телефон, немного отметили, ребенок хоть почувствовал вкус нормальной жизни. В эти дни у нас в доме мало радости». 

С начала пандемии семье едва удается сводить концы с концами. Сирануш раньше работала, а теперь боится – у нее астма, а для людей с хроническими заболеваниями коронавирус, как известно, особенно опасен. Невестка Аревик раньше работала в местном магазине, но сейчас она вынуждена сидеть дома с детьми. 

Муж Сирануш, Роберт, работает на железнодорожной станции Гюмри, зарабатывая 100 тысяч драм, около 200 долларов, в месяц. На эти деньги сейчас и живут представители нескольких поколений семьи Акопян. 
А недавно еще пришлось приютить и родственников из Нагорного Карабаха, где обострился конфликт. Двоюродная сестра Сирануш вместе с пятью внуками поселилась с ними под одной крышей. 

С началом пандемии никто из домочадцев не выходит на улицу – каждый боится заразиться и принести инфекцию в семью. «Если я заболею, я вряд ли выкарабкаюсь», – говорит Сирануш. Она беспокоится о внуках, которым приходится учиться из дома. «Отвлекаются каждую минуту: кто-то зайдет, кто-то выйдет. То в туалет хотят, то просят мать принести хлеба», – вздыхает Сирануш, разжигая печь, чтобы обогреть гостиную, где собирается вся семья. «Нас много, душа у нас широкая, сердце большое, мы всегда готовы протянуть руку помощи соседям и родственникам, честно. Дом у нас маленький, а сердце большое», – говорит она. 

Программа развития ООН, сотрудники которой подготовили этот репортаж, поддерживают жителей Армении, которым приходится преодолевать сразу два кризиса – пандемию и последствия недавнего обострения конфликта вокруг Нагорного Карабаха. ООН помогает самым уязвимым группам населения в 30-ти населенных пунктах по всей стране. 
Еще до пандемии тысячи пожилых жителей приграничных районов Армении получали продовольственную и медицинскую помощь от ПРООН, а теперь им помогают преодолеть социально-экономические последствия пандемии и конфликта, чтобы люди как можно скорее могли снова встать на ноги. 
 

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Back to top button