Генеральный секретарь ООН

ИНТЕРВЬЮ Глава 75-й сессии Генассамблеи ООН: я всегда буду гордиться той работой, которую мы проделали

Подошла к концу юбилейная 75-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН, а значит и срок полномочий нынешнего Председателя, представителя Турции, Волкана Бозкыра. Несмотря на пандемию, работа в ООН продолжалась: 103 заседания, 320 резолюций, встречи и выборы, включая переизбрание Генерального секретаря. О том, как удалось сохранить этот темп, глава Генассамблеи рассказал в интервью Наргис Шекинской. 

НШ: Ваша деятельность на посту Председателя Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций совпала по времени с пандемией и беспрецедентными глобальными проблемами. Каково было вести крупнейший в мире международный форум в эти трудные времена?

ВБ: Для меня это стало делом чести и вызовом. Одним из моих приоритетов было обеспечение того, чтобы самый представительный орган мира смог собраться для решения наших общих проблем. Хотя штаб-квартира Организации Объединенных Наций открыта еще не полностью, мы начинаем проводить заседания и встречи в очном формате. 

В начале сессии присутствие в зале Генеральной Ассамблеи было ограничено одним делегатом от государства-члена, теперь уже 1 + 1. На время общих прений число присутствующих увеличено до 1 + 3. Делегатам будут предоставлены и переговорные комнаты для двусторонних встреч. В здании Секретариата ООН вновь открылись кафе и столовые. Пространство для дипломатической работы начало возрождаться.

НШ: В одном из ваших предыдущих интервью вы упомянули, что в основе всех ваших усилий будет лежать достижение консенсуса. Как вы думаете, продвинулось ли международное сообщество на этом пути?

ВБ: Я был восхищен множеством случаев, когда государства-члены работали вместе для достижения общих целей и задач, включая Обзор системы миростроительства Организации Объединенных Наций и седьмой двухгодичный обзор Глобальной контртеррористической стратегии. Шесть главных комитетов Генеральной Ассамблеи успешно завершили свою обширную работу, проведя как виртуальные, так и очные встречи, используя гибридные методы работы. 

Я должен отдельно упомянуть об активизации работы Генеральной Ассамблеи, благодаря чему в этом году удалось согласовать основанную на консенсусе резолюцию, в которой отражены с замечательные достижения по различным вопросам. Точно так же успешно прошли межправительственные переговоры в Совете Безопасности ООН, и их результаты будут востребованы на предстоящей сессии.

В то же время в последние полтора года достичь консенсуса в ООН был сложнее. Причиной того стало отсутствие личных встреч и переговоров по всем процессам. Тем не менее, следуя правилам процедуры Генеральной Ассамблеи, нам удалось своевременно принять решения и продвинуться вперед по всем чувствительным и неотложным вопросам.

 

Несмотря на пандемию, Генеральная Ассамблея провела все запланированные саммиты и встречи 

НШ: Подводя итоги, что вы считаете самым большим успехом во время вашего президентства?

ВБ: Я всегда буду гордиться той работой, которую мы проделали, чтобы вновь открыть Организацию Объединенных Наций, и я глубоко благодарен государствам-членам, которые оказали мне доверие и поддержали в этом.

Мы провели 103 официальных пленарных заседания и приняли более 320 резолюций. Мы провели очные встречи и выборы, включая переизбрание Генерального секретаря Антониу Гутерриша. Мы принимали решения и резолюции, рассматривали отчеты международных трибуналов, главных органов и других органов системы ООН.

НШ: Что, на ваш взгляд, можно было бы сделать иначе? Что было самым трудным в работе?

ВБ: [Сложно было] выполнить большое число задач, которые возложены на Генассамблею, с использованием тех ресурсов, которые были на это выделены. Благодаря сочетанию личных встреч и гибридного посещения, мы не только завершили все запланированные мероприятия во время 75-й сессии, но также выполнили многие из тех задач, что были перенесены с 74-й сессии, сессии, работа которой была серьезно нарушена в начале пандемии COVID-19.

Генеральная Ассамблея – лучший и уникальный форум, способный мобилизовать политическую волю и найти выход из глобального кризиса, но мы должны проявлять осторожность, чтобы не перегрузить ее. Следует использовать эту платформу эффективно и рационально. Своему преемнику я дам ряд рекомендаций, о том, как стоит действовать. На протяжении всего своего председательства я регулярно делился своими соображениями с государствам-членам.

НШ: Недавно вы побывали в странах Центральной Азии. В чем вы видите самые большие трудности и возможности региона?

ВБ: В июле я посетил Туркменистан, Узбекистан, Кыргызстан и Казахстан, и мне выпала честь встретиться с лидерами этих стран и с сотрудниками представительств ООН.

Помимо тем пандемии COVID-19 и необходимости справедливого и равноправного доступа к вакцинам, распространения цифровых технологий и усилий, необходимых для расширения прав и возможностей женщин и молодежи, я также сосредоточил внимание на региональной повестке дня мира и безопасности, в том числе ситуации в Сирии и Афганистане. Я также обсудил экологический кризис в районе Аральского моря и многие другие важные для региона вопросы.

НШ: Что вам дали поездки по странам, удалось ли лучше понять какие-то проблемы? Получилось ли соблюсти региональный баланс? 

ВБ: В последние несколько месяцев председательства мне удалось осуществить несколько визитов. Я побывал в тех странах, где мое присутствие позволило продвинуть приоритеты, которые я ставил перед собой на этом посту, а также помочь решить проблемы на местах. Эти визиты проводились по приглашениям от государств-членов. Я также учитывал ситуацию в области здравоохранения, ограничения на поездки и старался соблюсти региональный баланс, задумывался над тем, как лучше подчеркнуть мои приоритеты на посту Председателя и поддержать выполнение основных целей Генеральной Ассамблеи.

Я обратил внимание, что особенно хороший результат дают встречи с наименее защищенными группами людей. Я побывал [в лагере беженцев] в Кокс-Базаре [в Бангладеш]. Его масштабы ошеломляют. 

Я встречался с сирийскими беженцами в Хатае на турецкой границе, а посещая пункты проведения трансграничных гуманитарных операций ООН, я постарался продемонстрировать неизменную поддержку этой работы со стороны Генеральной Ассамблеи. 

Я посетил Сент-Винсент и Гренадины после разрушительного извержения вулкана Ла-Суфриер. Я хотел обратить внимание международного сообщества на призыв ООН о сборе средств для помощи населению этой страны для восстановления, для создания средств к существованию, для возрождения сельского хозяйства и обеспечения людей продовольствием. Там необходимо также собрать вулканический пепел, построить заново жилье и инфраструктуру, обеспечить безопасность и наладить образование, заняться охраной окружающей среды.

НШ: С высоты опыта вашей работы в качестве Председателя Генассамблеи, какое будущее, по вашему мнению, ждет многосторонность как средство решения глобальных проблем? Что бы вы сказали тем, кто сомневается в способности многосторонних механизмов (или Организации Объединенных Наций) положить конец конфликтам в Сирии, Йемене и других местах?

ВБ: Я бы сказал, что это очень уместный вопрос. И я считаю, что критиковать многостороннюю систему и требовать большего от нее – это правильно. В конце концов, только так можно ее улучшить. Но многосторонняя система – и ее успех или неудачи – находится в руках государств-членов. Организация Объединенных Наций выполняет мандаты, выданные ей государствами-членами. И в Сирии, и в Йемене представители ООН неустанно пытались найти решение проблем и положить конец конфликтам. Организация Объединенных Наций продолжает оказывать гуманитарную поддержку наиболее нуждающимся.

НШ: Какие у г-на Бозкыра планы на будущее?

ВБ: Я 39 лет служил дипломатом, из них 15 лет – послом, а позднее мне предложили заняться внутренней политикой. Я был избран в парламент Турции четыре раза – за меня проголосовали порядка пяти миллионов человек. Я по-прежнему являюсь депутатом парламента и председателем комитета по иностранным делам. Я был министром по делам Европейского Союза, главным переговорщиком от Турции. На год меня освободили от выполнения моих обязанностей, и после того, как мое пребывание здесь завершится, я вернусь, чтобы продолжить служить демократии в своей стране.
 

Источник

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Back to top button